АЛЕКСЕЙ ЗИМИН:
ОТ ЛЕГКОАТЛЕТА
ДО БАЛЕТМЕЙСТЕРА

Воспоминания по юбилейному случаю

11 октября главный балетмейстер Астраханского государственного ансамбля песни и танца Алексей Зимин отметил свой 50-летний юбилей. Круглая дата послужила хорошим поводом для воспоминаний. Примечательные события из жизни, знаковые люди на творческом пути, начало профессионального становления и накопленный багаж – обо всем этом поговорим сегодня с юбиляром.

– Алексей Андреевич, расскажите о самом первом вашем воспоминании, связанном с танцем.

– Мне около десяти лет… и я увидел по телевизору выступление ансамбля танца имени Павла Вирского. Тогда я занимался спортом, лёгкой атлетикой. А тут – на сцену выходят молодые ребята, серьёзно подготовленные физически, и делают сложные элементы – можно сказать, трюки, яркие танцевальные движения, всё это связано с музыкой и очень зрелищно. Поразило мастерство артистов. Это были мои первые сильные впечатления, связанные с танцем. Тогда народную культуру больше поддерживали, по телевизору транслировали большие концерты профессиональных коллективов, основной задачей которых было сохранение традиций и этнокультурной идентичности. Такой была государственная политика.

– Что, главным образом, повлияло на выбор профессии?

– Повлияло моё увлечение спортом… Были победы и достижения, я занимался в школе олимпийского резерва в Набережных Челнах. Однако перенесённая травма не позволила мне выстраивать дальше спортивную карьеру.  Мама меня спросила, пойду ли я работать на завод. А так получилось, что как раз в это время открылось хореографическое училище в городе и я знал об этом. Маме я ответил, что пойду туда. Я понимал, что хореография близка тому, чем я занимался, но это ещё и искусство, где можно проявить себя творчески.

Когда я пришёл в училище, набор уже было окончен, но педагоги согласились меня посмотреть. Я был очень крепкий, с хорошими физическими данными. Попросили подойти к станку. Я спрашиваю: куда это? На тот момент я даже не знал, что это такое. Попросили встать в первую позицию, что тоже мне было непонятно. Они посмеялись, показали, пояснили, попросили подпрыгнуть. Прыгал я хорошо, моей специализацией в спорте были прыжки в длину, высоту, спринтерские дистанции. В общем, сказали: приходи учиться.

– Кого из первых учителей вы вспоминаете с особой благодарностью?

– Очень трудно кого-то выделить… все учителя, которые встречались мне, очень много вкладывали в нас. И невозможно сказать: этот больше сделал, а этот меньше. Мне вспоминается сегодня Лариса Николаевна Мороз – мой самый первый педагог по народному танцу, очень грамотный. Она давала нам азы. Трудно не вспомнить Карманова Василия Андреевича. Он работал в Волжском народном хоре и уже собирался тогда уходить на пенсию, но ещё был в силе. Он учил меня, как правильно прыгать. Я многому у него научился.

– А что было самым памятным в студенческой жизни?

— Студенческие годы – конечно, незабываемая пора. Это расцвет молодости, сил, небывалая творческая энергия, общение с друзьями. Конечно, это самые лучшие годы, но вспомнить что-то конкретное трудно, остались только ощущения. Бывает, мне снятся сны, как я сдаю экзамены в институте, поступаю… И оценки, которые ставят во сне, почему-то хуже, чем было в реальной жизни (смеется).

Учёба занимала практически всё время. Сейчас практикуют заочное обучение хореографии, чего я не понимаю. Эту профессию можно передать только непосредственно от мастера к ученику, из рук в руки. Мы проводили очень много времени в зале. Утром приходили в институт и только в девять вечера возвращались домой. Совершенствование техники, наработка постановочной практики – все это происходило в коллективе. Мы спорили, обсуждали, сравнивали, создавали, выступали. Становление в коллективе – особенность советской школы. Я считаю, только таким образом можно получить профессию. Я не представляю, как можно научить профессии хореографа заочно.

– Перейдем к началу вашей профессиональной деятельности. Расскажите об этом. И может, вспомните, что купили на первую зарплату?

– Моя профессиональная деятельность началась в Волжском государственном русском народном хоре. Я попал туда сразу после окончания хореографического училища – это было моим желанием. Начинать можно было и в ансамбле танца, но когда ты работаешь в коллективе, деятельность которого связана и с песней, и с танцем – со всеми аспектами народного творчества – то получаешь гораздо больше для развития. Для молодого специалиста, попавшего в среду,  определяющее свойство которой – синтез жанров, ­ это настоящее  везение. Работа в Волжском русском народном хоре очень сильно повлияла на моё становление как специалиста, как профессионала.

А что купил с первой зарплаты? Наверное, что-то покушать, что-то вкусное (смеется).

– И, конечно же, нам интересно, как судьба привела вас в Астраханский государственный ансамбль песни и танца.

– В ансамбль я пришёл по приглашению Александра Михайловича Лавриненко (художественный руководитель ансамбля – ред.). Я узнал, что в Астрахани создаётся профессиональный коллектив.       К тому времени я уже успел поработать в Волжском русском народном хоре, Ансамбле танца «Кострома», в академическом ансамбле танца Сибири, ансамбле песни и танца волжских казаков.

Служба в армии, кстати, тоже проходила в ансамбле песни и пляски Приволжско-Уральского военного округа. Был уже пройден большой профессиональный путь, начавшийся в 1989 году.

Я показал резюме, свои постановки Александру Михайловичу. Меня пригласили в ансамбль.

Самая первая постановка в Астраханском государственном ансамбле песни и танца – «Барыня». Этот номер востребован до сих пор. Всё, что выходит из народа, обработанное нами – постановщиками, артистами – с привнесённой фантазией, не может быть безобразным или неинтересным. Всё, что сотворено за столетия народом, что отобрано временем, красиво и мощно. Так устроено природой.

А вообще самая первая моя постановка — плясовая в ансамбле волжских казаков. После института я уже владел базовыми навыками ремесла, мне было интересно воплощать в жизнь задуманное.

В первую очередь, задача балетмейстера — передать определённую манеру исполнения. Можно сравнить это с умением актёра, который может одну и ту же фразу сказать с различной интонацией, и это будет иметь разное смысловое значение. То же самое и у нас: суметь воплотить движение в разном характере, в разной манере – в зависимости от общей задачи.

– Ансамбль песни и танца много гастролирует. Какая-то из поездок запомнилась особенно?

– Гастроли – это, пожалуй, самая непростая часть нашей деятельности.  С колёс и сразу на сцену, это очень тяжело. Один концерт, два — сложно, а три, четыре?  А смена обстановки, а смена часовых поясов? Это всё очень сложно. Но, когда после концертов видишь благодарные глаза зрителей, слышишь аплодисменты, крики «браво», все трудности уходят на второй план и забываются.

Конечно, прежде всего вспоминаются гастроли в Великобританию 2013 года. Там состоялось около сорока концертов. Мы объехали эту страну так, как не каждый  англичанин  это делает. Увидели ее от одного до другого края. Конечно, это было очень интересно. Но до этого мы всю Европу проехали. Выступали на разных сценах, посмотрели, как люди живут, себя показали. Принимали нас в Великобритании очень тепло. Когда англичане увидели нас, их сдержанность куда-то пропала. Они приняли нас с восторгом, восхищением. Говорили:  «Русские молодцы, как вы так можете?» Аплодировали, кричали «браво», подходили после концерта.

– Расскажите об идее создания детской студии при ансамбле, которая сегодня успешно работает.

– Идея создания детской студии лежала на поверхности. Сегодня молодежь не просто надо воспитывать – необходимо приобщать к искусству, культуре. Это первостепенная задача. И самое главное – это нужно делать еще в раннем возрасте. Второй момент — воспитание кадров, нужна молодая кровь. Я  думаю, наступит такой момент, когда воспитанники студии придут  работать  в ансамбль и это будет радостное событие. Они придут в ансамбль как в семью. Представьте, ребёнок начинает заниматься с пяти лет, а потом вся жизнь его связана с танцем, это уже будет другая отдача. Я считаю, что воспитанники, ставшие артистами, выведут ансамбль на более высокий профессиональный уровень.

Моя дочка тоже танцует в студии. Иногда она сопротивляется, но в итоге бежит с радостью на занятия, помогает нам заниматься с малышами, передаёт им свои знания.

– Над чем вы работаете сегодня?

– В настоящее время идет подготовка новой программы «Троица. Ожившая история». Что для коллектива было необычным: мы столкнулись с необходимостью создать танцы на классические произведения, на инструментальную музыку, изначально не предполагавшую хореографию: М. Мусоргского, С. Рахманинова, И. Стравинского, А. Шнитке. Коллективу, пропагандирующему народную культуру, не совсем свойственна такая задача, но это очень интересно. Работая с классическим произведениями, средствами народной хореографии, мы стремились передать настроение, замысел композитора, увидеть что-то своё в музыке. Это новый этап развития для коллектива. Я считаю, что у нас получилось, а зритель, конечно, сам даст оценку нашему труду.

Приглашаю всех поклонников ансамбля, привыкших нас видеть в одном амплуа, посмотреть новую концертную программу «Троица. Ожившая история», оценить работу всего коллектива и порадоваться за нас! Премьера состоится 27 октября на сцене Театра оперы и балета.

Елена МЕДВЕДЕВА
ПОДЕЛИТЬСЯ:
Пролистать наверх